Мы в Second Life

Ошибка
  • Невозможно загрузить ленту новостей

ГЛАВА 2 § 5. Культура и быт России в XVII в.

§ 5. Культура и быт России в XVII в.

 

Как и в прежние столетия, культура и быт страны в XVII в. были тесно связаны с ее историческими корнями, общим современным состоянием экономического развития, международным положением, колонизацион­ ными процессами и открытиями новых земель, в частности освоением За­уралья, Сибири, Дальнего Востока. Все эти явления воздействовали на раз­витие культуры, изменение быта людей. Но какими путями и в какой сте­пени?

Что касается влияния прошлого на культуру страны, то здесь следует сказать, что и в XVII в. Россия продолжала оставаться аграрной страной с миллионами крестьянского населения, слабым по сравнению со страна­ми Европы развитием городов, со всеподавляющей властью бояр и дворян, все увеличивающимся значением самодержавной власти и усилением кре­постного права. К тому же в XVII в. церковь, утратив свое политическое и отчасти экономическое влияние, оставалась мощной идеологической си­лой.

Идеалы европейского Возрождения, а позднее Реформации, в центр которых выдвигалась личность человека, его права, раскрытие его способ­ностей, оказывались чуждыми для России. Как все это влияло на культурное развитие страны?

Прежде всего это означало, что основная масса сельского, крепостного населения продолжала жить по-старому, в условиях традиционного сред­невекового общества, замкнутого существования, куда слабо проникали новшества века. Подавляющая часть крестьянства и значительная часть посадских жителей были неграмотны. Данный сайт prostitutkikrasnodarachange.com приветствует всех любителей разнообразного секса! Ознакомьтесь с размещёнными профилями женщин. Общая культурная отсталость стра­ны оказывала влияние на дворянство, среди которого значительная часть не умела писать и читать. Даже воеводы порой не владели грамотой и брали себе в подручные дьяков и подьячих, которые и писали, и читали, и подпи­сывались за них. Грамотные люди, как правило, принадлежали к верхам общества, приказной администрации, духовному сословию, где без обра­зования нельзя было ступить и шагу.

В XVII в. заметно вырос уровень образованности царской семьи, чле­нов Боярской думы. Можно сказать, что цари, их помощники, видные го­сударственные деятели, особенно руководители Посольского приказа, на голову превосходили по уровню образования окружающую верхушку об­щества, не говоря уже о средних слоях и крестьянстве. Именно из их среды, как мы увидим ниже, шли самые сильные импульсы для развития культу­ры, искусства, образования, школьного дела.

Церковь же в общем развитии культуры играла весьма противоречивую роль. С одной стороны, духовенство владело искусством письма и чтения, потому что имело дело с богослужебными книгами, текстами. Именно в монастырях, при церквах испокон веков создавались школы, писались летописи, другие сочинения. В церковной среде развивалась и живопись. В редком монастыре не было своих иконописцев.

Но с другой стороны, церковь была резко настроена против проникно­вения в Россию западной, так называемой латинской или католической культуры. А это часто оборачивалось тем, что церковники выступали про­тив необходимых стране новшеств во мног их областях культуры, пригла­шения образованных людей из Европы, Украины, Белоруссии, старатель­но держались за старину в архитектуре, искусстве, обычаях, одежде, быту.

Большое и весьма противоречивое влияние на развитие русской куль­туры оказывали колонизационные и завоевательные процессы. Русские служилые люди и крестьяне, осваивая дальние края, хотя и приносили сю­да общий, более высокий по сравнению со здешними местами уровень об­работки земли, владения незнакомыми доселе орудиями труда и навыками строительного искусства, но одновременно распространяли на огромные территории уровень традиционной средневековой русской культуры, су­ществовавший в народной толще, и на долгие годы превращали эти рай­оны в оплоты русского средневековья. Что касается народов Поволжья. Приуралья, Северного Кавказа, Прикаспийских степей и особенно Сиби­ри и Дальнего Востока, то их вхождение в состав России замедляло ее об­щее цивилизационное развитие, становление ее новой культуры. Многие из них жили на уровне каменного века и племенных отношений, что не могло не сказываться на общем развитии страны

Но сказанное вовсе не означало, что все в традиционной народной культуре являлось отсталым и отжившим свой век. Напротив, в народном творчестве — фольклоре, в деревянной архитектуре, народной музыке рас­крывались талант, мудрость и наблюдательность народа — бесценное куль­турное достояние страны.

Народ по-прежнему рождал песни, сказки, пословицы, поговорки. Но теперь они уже отражали не только историю страны, но и события XVII в. Героями песен и сказок становились полководец Скопин-Шуйский. казак Ермак Тимофеевич, атаман Степан Разин. Фольклорные сборники люди старательно переписывали, передавали из рук в руки.

Многие традиции народного искусства дошли до XVII в. из глубокой старины, от времен Древней Руси, и были связаны с ритуальными языче­скими игришами и праздниками, которые в условиях двоеверия широко распространялись в народе, особенно в сельской местности. В XVII в. цер­ковь упорно и жестко преследовала эти «бесовские» развлечения.

И все же никакими запретами невозможно было остановить проник­новение в Россию новых культурных веяний. Жизнь брала свое. Россия яв­лялась частью большого евразийского мира, и эти веяния проникати в на­ше отечество со всех сторон, находили благодатный отклик внутри с граны.

XVII в. в этом смысле стал переломным для русской культуры. Смута всколыхнула страну, возвысила в ней патриотические настроения. Люди почувствовали себя ответственными за судьбу Родины. Началось пробуж­дение личности в новых исторических условиях. Несмотря на все препоны средневековья, Россия также вступала на путь общеевропейского движе­ния. Развивалась городская жизнь, ставшая носителем новых культурных процессов, появились первые мануфактуры. Формироватся всероссий­ский рынок, стягивающий воедино всю страну.

Все шире становился приток в Россию иностранных специалистов. Немецкая слобода Кокуй к неудовольствию церковников становилась сре­доточием многих западных новшеств, европейских культурных настрое­ний, одежды и быта.

Создание сильного самодержавного государства, строительство новой армии, освоение новых земель требовало появления специалистов во всех сферах управления страной, в военном деле. Со второй половины XVII в. страна все теснее включается в европей­скую политику, входит, как известно, в Священную антитурецкую лигу.

Русские послы ведут переговоры во всех основных столицах Европы. Раз­виваются политические контакты и со странами Среднего и Дальнего Вос­тока. В ответ Москва наполняется говором иностранных дипломатов.

Новые географические открытия, присоединение ранее неведомых зе­мель на Востоке требовали их описания, изучения и освоения, а для этого нужны были картографы, геологи, опытные администраторы, строители, переводчики.

Образование. Прежде всего значительный шаг вперед сделало образо­вание, развитие грамотности. Это отметили и некоторые зарубежные писа­тели. Так, Адам Олеарий (1603—1671) в своем «Описании путешествия в Московию...» подчеркивал: «В прежние времена русское юношество обу­чаюсь писать и читать на русском, более же на славянском языке... Теперь же весьма многие из русских... желают, чтобы дети обучались греческому и латинскому языкам».

Простой народ учили местные дьячки, духовные лица, писцы. Людей зажиточных обучали специально нанятые учителя из русских грамотеев — работников приказов, светские и духовные лица. С 40-х гг. XVII в. появи­лись и первые школы. Одна из них при церкви Иоанна Богослова в Москве была организована по инициативе прихожан; другая — в Чудовом мона­стыре в Кремле.

Большую роль в развитии просвещения сыграл любимец царя Алексея Михайловича окольничий Д. М. Ртишев. Ярый поборник культуры, он в 1649 г. пригласил из Киева ученых монахов, в частности опытного педа­гога-практика и теоретика воспитания Епифания Славинецкого, и те нача­ли обучение в созданном Ртищевым Андреевском монастыре на берегу Москвы-реки разных людей философии, славянскому и греческому язы­кам, другим наукам.

Около Ртищева группируются многие просвещенные люди Москвы, образованные выходцы из украинских и белорусских земель. Оказывалось, что российское образование в значительной мере в эти годы двигалось впе­ред усилиями представителей и других братских славянских народов.

Дня обучения представителей царской семьи приглашали выдающихся на то время просветителей. Так, царь Алексей Михайлович во время своего военного похода против Польши познакомился в Полоцке с белорусским монахом Симеоном — человеком большой учености и литературного та­ланта. Царь предложил ему перебраться в Москву и стать воспитателем своих детей — Алексея, Федора и Софьи.

Симеон Полоцкий был и отличным организатором: возглавил в Моск­ве школу, открытую при Спасском монастыре. А через несколько лет при его же содействии появилась греко-латинская школа при Печатном дворе, где в начале 80-х гг. XVII в. училось уже более 200 детей из разных сосло­вий, постигали премудрости латыни, славянского языка, русской грамма­тики.

Открылись школы и в некоторых других русских городах — Нижнем Новгороде, Боровске. Причем детей обучали там «без мзды», т. е. бесплат­но.Основаны они были просвещенными людьми, порой на свой страх и риск и за свои деньги. В обществе все тверже зрело понимание, что без образования России вперед ходу нет. При Аптекарском приказе появилась школа русских лекарей.

Там, где началось обучение, там появились и первые учебники. Этим также примечателен XVII век. Уже в первой половине века был напечатан букварь В. Бурцева, который сразу же приобрел большую популярность. Тогда же вышла грамматика М. Смогрицкога. Позднее к ним присоедини­лись другие учебники — чтения, письма, счета. К концу века Печатный двор выпускал буквари и другие учебные пособия в тысячах экземплярах. Они сто ил и недорого и быстро раскупались. Люди тянулись к грамоте, к знаниям.

С каждым годом увеличиваюсь количество печатной продукции в стране: выходили книги не только церковного, но и светского содержа­ния: летописи, повести, исторические сочинения, книги по географии, ас­трономии, медицине. Многие из них были переводного содержания.

На исходе столетия было открыто Славяно-греко-латинское училище, которое через два года (1687) преобразовали в Академию.

Образование шло рука об руку с развитием информации. Вслед за Ев­ропой в России приступили к выпуску газет. Сначала это был рукописный листок с последними европейскими новостями под названием «Вести». Издавался он в одном экземпляре и предназначался для царя Алексея Ми­хайловича. Потом появилась рукописная же газета «Куранты». Ее читали уже придворные, высшие правительственные чиновники. Начало газетной традиции в России было положено.

Научные знания. Постепенно развивались в России и научные знания. В основном они имели прикладной характер, прежде всего в области про­мышленности, военного дела. Русские мастера добивались сплавов высо­кого качества при изготовлении пушек, а также колоколов, ввели в произ­водство пищали и пушки с винтовой нарезкой, что увеличивало дальность и меткость стрельбы.

Бурно развивалось внедрение новой техники в строительном деле. Строительство, основанное на традиционной русской культуре деревянно­го зодчества, достигло фантастического успеха: огромный загородный дво­рец Алексея Михайловича в селе Коломенском называли «восьмым чудом света». Это был действительно пик русского деревянного строительства. Затем каменные стройки, особенно в городах, начинают теснить старые традиции, но и в новом деле русские мастера-строители, камнерезы дости­гают больших высот. До сих пор при взгляде на колокольню Ивана Велико­го (рубеж XVI—XVII вв.), царские палаты в Кремле, крепостные стены в ряде городов (XVII в.) приходится поражаться точности их расчетов, прочности конструкций.

В России в этом веке в разных олраслях хозяйства (железоделательные мануфактуры, мельницы, доменное производство и др.) стали использо­вать водяные двигатели. Большой шаг вперед сделало бурение, что особен­но было важно при разработке новых соляных скважин и подъеме соленого раствора из глубины.

Несмотря на недовольство церковных кругов, в школах, Славяно-гре­ко-латинской академии появились в качестве учебных пособий переведен­ные зарубежные руководства — «О строении человеческого тела», «Космо­графия», где излагались гелиоцентрические взгляды Н. Коперника. Выхо­дили в свет и русские справочники и руководства, имевшие научный и прикладной характер (ио географии, описанию и межеванию земель), из­готовлению разных полезных химических растворов (краски, чернила), по военному делу и медицине.

Начиная с XVII в. составление географических карт стало постоянным делом в России. Первые «чертежи» земель стали поступать и из присоеди­ненной Сибири. В 1696 г. Семен Ульянович Ремизов составляет первую общую «Чертежную карту Сибири».

Серьезный сдвиг произошел в области развития исторических знаний. С одной стороны, создаются традиционные летописные сочинения, а с другой — появляются авторские исторические работы, раскрывающие со­бытия Смуты, русско-польских войн, внутренних событий в России во второй половине XVII в.

Литература. Неотъемлемой частью русского культурного мира в XVII в. была литература. Конечно, она не поднималась до уровня Данте, Шекспи­ра, Сервантеса, как в Европе. Но на отечественном материале талантливо, страстно и темпераментно русские писатели отражали жизнь страны, ее историю, ее героев, ставили высокие нравственные вопросы, размышляли о судьбах родины.

Уже в послесмутные времена вышли в свет литературно-исторические сочинения, принадлежащие перу участников событий. Так, келарь Трои- це-Сергиева монастыря Авраамий Палицын, руководивший его обороной от поляков, создает «Сказание» о годах Смуты. Эти же события отражаются во «Временнике» дьяка Ивана Тимофеева, сочинении князя Катыре- ва-Ростовского. В этих книгах выступают живые герои истории с присущи­ми им характерными чертами, страстями, ошибками и преступлениями пе­ред страной. Именно из названных сочинений мы узнали о замыслах и де­лах Бориса Годунова, Лжедмитрия I, Ивана Болотникова. Мы видим деяния Скопина-Шуйского, Минина и Пожарского. Кто-то из участников похода Ермака написал повесть о покорении Сибири; после героической обороны Азова от турок в свет вышла «Повесть об Азовском сидении дон­ских казаков».

Широкой популярностью среди всех слоев населения пользуются жи­тия святых — в первую очередь таких почитаемых в народе, как Сергий Ра­донежский. Яркой книгой становится Житие протопопа Аввакума — его своеобразная биография, жизнь, полная страстей, страданий и духовной стойкости.

Широкое распространение получают многие повести и сказания быто­вого, сатирического характера. В них уже просматриваются попытки инди­видуализировать речь героев, создать их портреты. Такими были «Азбука о голом и небогатом человеке», где сочувственно говорилось о доле бедня­ка; «Повесть о Шемякине суде», бичующая мздоимство и жадность судей; «Служба кабаку», осуждающая пьянство и распущенность, и многие дру­гие. В них искрится народная речь, используются пословицы, прибаутки.

Одновременно рождается светская повесть, драма для начинающего свою жизнь русского театра. Появляются первые поэтические сборники.

Так, в 1680 г. впервые в России вышел в свет авторский сборник стихов, принадлежавший перу Симеона Полоцкого.

Архитектура. XVII в. поистине стал строительным, архитектурным ве­ком. Многие из тех зданий, храмов, крепостных стен, что и поныне окру­жают и восхищают нас, были возведены в XVII в. Это оказалось следствием общего подъема страны, накопления и государством, и отдельными бога­тыми людьми, в том числе боярами, дворянами, купцами, предпринимате­лями, зажиточными крестьянами материальных средств.

Суздаль, Москва, Каргополь, Устюг Великий, Я рос дашь, Кострома, Ростов Великий, сибирский Тобольск стали средоточием высоких дости­жений русской архитектуры той поры. Храмы выросли во многих крупных селах, слободах.

Архитектуру XVII в. отличает радующая глаз нарядность, красочность, умело подобранное сочетание цветов — в камне, отделке, керамике, в фор­ме окон. Про такие архитектурные шедевры говорили в то время, что это «знатное узорочье».

Русская деревянная архитектура как бы передавала эстафету каменной стройке. Еще создавались шедевры, построенные из дерева, — дворец царя в селе Коломенском, церкви в нынешних Архангельской, Мурманской. Тверской областях, а архитекторы уже украшали нашу землю своими ка­менными творениями.

Именно в XVII в. были построены основные архитектурные сооруже­ния Золотого кольца Центральной России.

В XVII в. приобретают законченный вид и доныне радующие взгляд своей красотой архитектурные ансамбли Троице-Сергиева монастыря, а также Иосифо-Волоколамского, Симонова, Спасо-Ефимьева монасты­рей, Новодевичьего монастыря в Москве, Новоиерусалимского монасты­ря — любимого детища патриарха Никона.

На крутых склонах при слиянии рек Иртыша и Тобола вознеслись к небу белокаменные стены, правительственные здания, храмы во главе с монументальным Софийским собором в далеком Тобольске — тогдашней сибирской столице.

Лидером нового зодчества XVII в. оставалась, конечно, богатая прави­тельственная Москва. Здесь строятся новый Кремлевский дворец — трех­этажный терем с шатровой надстройкой, отделанный изразцами, новые церкви в отдельных районах Москвы, в том числе замечательные храмы Троицы в Никитниках, Рождества в Путниках; каменные палаты думного дьяка Аверкия Кириллова, бояр Голицына и Троекурова.

Но, конечно, наиболее примечательным явлением в русской архитек­туре XVII в. становится распространение так называемого нарышкинского барокко — зданий и храмов исключительно нарядных, отделанных белока­менной резьбой по красной кирпичной кладке, пышных и величавых.

Первым, кто стал строить здания в этом стиле, стал брат царицы, дядя Петра I Лев Кириллович Нарышкин. Отсюда и пошло — «нарышкинское барокко». Это палаты Нарышкиных на Петровке в Москве, церковь в Фи­лях, которая до сих пор поражает своими пропорциями, воздушностью.

Театр. Живопись. Музыка. В XVII в. родился русский театр. Его появ­ление стало велением времени. В Европе театр — мощный факгор развития культуры, формирования новых нравственных ценностей наступающего буржуазного общества. В Москве это чувствовали, понимали. В первую очередь в царском окружении.

Большими почитателями театральных постановок стали царь Алексей Михайлович, глава Посольского приказа А. С. Матвеев. Именно он пер­вым предложил монарху организовать труппу под руководством пастора из Немецкой слободы. Тот набрал актеров, сначала из иноземцев, позднее там появились и русские таланты. Построили театральные храмины в селе Преображенском, а потом и в Кремле. Играли пьесы лишь в летнее время. Сюжеты были в основном библейскими, знакомыми религиозным рус­ским людям.

После смерти Алексея Михайловича труппа распалась, театр был за­крыт. И все же начало русскому театру было положено. Традиция начата жить.

Такие же сложности и превращения испытывала и русская живопись. Поток европейской живописи, хлынувший в Россию в XVII в., разви­тие собственно русских художественных традиции создали перелом и на этом направлении русской культуры.

В XVII в. наряду с высочайшим совершенствованием иконописи (про­изведения, например, так называемой строгановской школы — иконы де­лались по заказу крупных предпринимателей братьев Строгановых) появи­лось стремление к реалистической живописи. В отличие от Европы оно ис­ходило не из монашеских келий, а из светских мастерских.

Крупнейшим русским художником XVII в.. в чьем творчестве впервые наблюдается реалистические черты, на чьих досках и полотнах оживают реальные люди, стал живописец и гравер, мастер царской Оружейной па­латы Симон Федорович Ушаков (1626—1686). У него было немало последо­вателей, учеников. Реалистические мотивы заметны и в церковной живо­писи. В храмах Москвы, Нижнего Новгорода, Ярославля, Костромы на­стенные росписи наполняются реальными сюжетами, народным духом, обилием бытовых деталей. Нередко из царского дворца художникам при­ходят заказы написать картины на любимые библейские темы и сюжеты древней истории, например одеяниях Александра Македонского.

Появляется и портретная живопись. Создаются «парсуны» царей Алек­сея Михайловича, Федора Алексеевича, царевны Софьи, Н. К. Нарышки­ной и даже патриарха Никона. Имеются сведения, что все они, особенно Алексей Михайлович, не без удовольствия позировали живописцам. К мо­сковским художникам присоединяются и приезжие иностранные мастера.

Шаг вперед сделало в этом веке и русское музыкальное искусство. На­ряду с широким распространением народной музыкальной культуры (пес­ни, игра на народных инструментах), церковным хоровым пением зарож­дается и так называемое классическое профессиональное музыкальное ис­кусство. По приказу царей Михаила и Алексея из Европы приглашают музыкантов-профессионалов — флейтистов, волторнистов, гобоистов, ор­ганистов, скрипачей. Сначала их цель — увеселение царской семьи, позд­нее — сопровождение театральных представлений. Бурно расцветает ор­ганная музыка. Органы ставят и в царских чертогах, и в домах вельмож; ма­логабаритные, переносные органы появляются и на народных торжествах и ифищах, что вызывало неудовольствие церкви.

Во второй половине XVII в. при дворе создаются и профессиональные оркестры, исполняющие на утеху придворных произведения западных, втом числе польских, композиторов. К сочинению музыкальных пьес при­ступают и русские музыкальные самородки. Один из первых русских ком­позиторов — дьяк Василий Поликарпович Титов (ок. 1650—1710?), поло­живший на музыку «Псалтырь рифмованную» и «Месяцеслов» Симеона Полоцкого. В 1677 г. был сконструирован первый нотный печатный ста­нок, и в России начинается нотопечатание.

Состояние бьгга. Однако заметный прогресс во всех отраслях русской культуры мало влиял на общую культурную панораму страны. Новые вея­ния слабо доходили до миллионов людей, живущих по селам и деревням или в небольших городках и слободах. Эти веяния оставались «верховны­ми», элитарными, и лишь подчеркивали офомную пропасть между состоя­нием жизни широких народных масс и крестьян, особенно крепостных и посадских людей, и чрезвычайно узким слоем тянущихся к образованию и культуре представителей верхов общества. И все же храмы и дома стояли на виду у всех, вход в церкви был открыт для всех прихожан, и с их стен смотрели потрясающие душу живописные творения. Все это не могло пройти мимо сознания народа и накладывало на его облик свой цивилиза- ционный отпечаток.

Похожее положение сложилось и в области русского быта. Новизна и здесь коснулась только верхушки города (царский двор, боярские хоро­мы, бытбогатах посадских людей торговцев, предпринимателей).

Постепенно европейская модель жизни проникала в материально обеспеченную русскую среду. Главной чертой новшеств стала забота о ком­форте и удобствах человека, о красоте и разумной функциональности его одежды и обуви. Изживались варварские черты и в быту — обычай есть из общей миски, брать пищу руками. За столом появились приборы для еды, салфетки, скатерти. Появилась и индивидуальная посуда, индивидуальные предметы туалета, отдельные комнаты для каждого члена семьи, где он мог побыть в одиночестве. Можно сказать, что в Европе с приходом буржуаз­ных обычаев среди людей даже невысокого достатка прекратила свою жизнь «коммунальная квартира», когда несколько семей жили, по сущест­ву, в общих помещениях, с общими туалетами. Эти же тенденции, хотя и в редких случаях, стали наблюдаться и в России.

В больших каменных ломах с высокими потолками бояр Голицыных, Нарышкиных, Одоевских, Троекуровых, Морозова, Матвеева, в палатах дьяков Ордина-Нащокина, Украинцева, в приуральских дворцах Сфога- новых стены были покрыты дорогими обоями, тканями, кожей, коврами. В простенках висели зеркала и картины как европейского, так и русского происхождения. Люстры с сотнями свечей освещали помещения. В комна­тах стояла красивая мебель — диваны, кресла. Отдельные помещения зани­мали библиотеки. Ели в таких домах на дорогой изящно сервированной посуде.

Под стать таким домам была и одежда хозяев и их слуг — не долгополая и неудобная по русскому обычаю, а короткая, легкая, красивая, по запад­ным моделям, из дорогих тканей, украшенная золотым и серебряным шитьем, драгоценными камнями.

Изменились и экипажи — не старые кареты-колымаги, а легкие на рес­сорах западные коляски с холопами на запятках.

В дома богатых людей входит практика концертов, развлечений, игр, в частности шахматы. Уже в то время русские были великие шахматные мастера и легко обыгрывали заезжих из Европы любителей этой игры, о чем есть яркие свидетельства. Наиболее европеизированные люди начинают брить лицо, стригут го­лову не «под горшок», как прежде, а делают прическу; некоторые даже на­чинают использовать парики.

Скромнее жили и одевались представители посадской верхушки (су­конное платье, скромная мебель и посуда), но и в их среде наблюдалось стремление к комфорту, к индивидуализации жизни для себя и членов сво­ей семьи.

И все же подобные явления быта — капля в море старорусских обычаев и традиций. Миллионы людей, в том числе и на посадах, жили в черных, или курных, избах, с бычьим пузырем в окне вместо стекла или даже слюды (что позволяли себе зажиточные люди). Здесь по-прежнему горела по вече­рам лучина в общей комнате, по-прежнему сидели на лавках вокруг общей миски крестьянские или посадские семьи и хлебали щи или ели кашу дере­вянными ложками по сигналу главы семейства.

Здесь, как и раньше, одежда — из домотканого холста или грубого сук­на, лапти носили летом и валенки зимой. Спали на лавках в общих комна­тах. И трудились, трудились не покладая рук и зимой, и летом — на госу­дарство, на помещика, а оставшееся время — на себя. В редкие же дни от­дыха, церковных праздников люди наслаждались старинными языческими обрядами и игрищами — ряженьем и гаданием, плясали и пели песни и частушки, радовались представлениям скоморохов, кукольному театру Петрушки, бросали заезжим актерам свои трудовые копейки.

А дальше на северо-восток, на восток, в Сибирь уходили бескрайние просторы страны, где местные люди еще пользовались каменными орудия­ми труда, жили в чумах и юртах. Для них и изба русского крестьянина каза­лась верхом комфорта и совершенства.

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4

Ашрыкъ (кукурузный суп)

Ашрыкъ (кукурузный суп)

Ашрыкъ (кукурузный суп)     Это очень старый суп с языческими корнями, традиционно его готовили весной. Блюдо симво...

Фасолевый суп с вяленым мясом

Фасолевый суп с вяленым мясом

Фасолевый суп с вяленым мясом     В кабардинской кухне есть два интересных и любимых мною рецепта: ф...

Джэшлибжэ (фасолевый соус по-кабардински)

Джэшлибжэ (фасолевый соус по-кабардински)

Джэшлибжэ (фасолевый соус по-кабардински)     В кабардинской кухне изначально было не очень много бл...

Картофлибжэ (мясной соус с картофелем по-кабардински)

Картофлибжэ (мясной соус с картофелем по-кабардински)

Картофлибжэ (мясной соус с картофелем по-кабардински)     Cуществуют несколько разновидностей Либжэ ...

Либжэ (мясо тушеное по-кабардински)

Либжэ (мясо тушеное по-кабардински)

Либжэ (мясо тушеное по-кабардински)     Адыги мясо готовят преимущественно в натуральном виде - варя...

Гедлибже (курица в сметане по-кабардински)

Гедлибже (курица в сметане по-кабардински)

Гедлибже (курица в сметане по-кабардински)     Гедлибже - национальное кабардинское блюдо. Своеобраз...

Паста (мамалыга)

Паста (мамалыга)

Паста (мамалыга)     Многие называют мамалыгу (паста по-кабардински, абыста по-абхазски) крутой каше...

Джэд ла (курица в тесте)

Джэд ла (курица в тесте)

Джэд ла (курица в тесте)     Джэд ла (курица в тесте) - национальное блюдо, которое легкое в изготов...

Сладкий слоеный хлеб

Сладкий слоеный хлеб

Сладкий слоеный хлеб     Слоеный кабардинский хлеб - очень популярное лакомство, представлено двумя ...

Кхъуей дэлэн (пироги с ботвой)

Кхъуей дэлэн (пироги с ботвой)

Кхъуей дэлэн (пироги с ботвой)     Из множества кабардинских пирогов (дэлэн) мой самый любимый вариа...

Кухня кабардинцев

Кухня кабардинцев

Лягур (мясо вяленое) Визитной карточкой кабардинской кухни (помимо гедлибже) является лягур - сушеное или вяленое мясо...

Лакумы

Лакумы

Лакумы   Лакумы это пышки, которые готовятся в большом количестве кипящего растительного масла - во фритюре. ...

Лягур (мясо вяленое)

Лягур (мясо вяленое)

Лягур (мясо вяленое)   Визитной карточкой кабардинской кухни (помимо гедлибже) является лягур - сушеное или в...